Один из свидетелей по делу о ЧП на шахте Ленина заявил на суде о давлении следователя

Фото: Orda.kz

Напомним, что взрыв на шахте Ленина унес жизни пятерых горняков: 24-летнего Маргулана Ынтыкбекова, 29-летнего Армана Кашкея, 31-летнего Дмитрия Бойченко, 38-летнего Дениса Инкина и 42-летнего Андрея Санжарова. Еще четыре человека получили травмы, некоторые остались инвалидами.

 

На очередных судебных заседаниях по ЧП в Шахтинске не было троих пострадавших горняков – Бектурганова, Ханиева и Дубровского, они отсутствовали в связи с обследованием и лечением в больнице.

 

Судья Исламхан Есенбаев заслушал четырех свидетелей, бывших и действующих работников шахты Ленина. Они опровергали показания пострадавших и ставили под сомнения компетенцию технических экспертов, выводы которых звучали ранее на процессах.

 

У члена госкомиссии своё мнение, у меня —своё

 

 Первый опрошенный свидетель - Е.Ю, ныне пенсионер, в период ЧП работал менеджером по противопожарным мероприятиям в Угольном Департаменте на участке вентиляции и техники безопасности. Во время проведения расследования в качестве члена подкомиссии изучал рабочую документацию.

 

Во время расследования ЧП выяснилось, что при бурении газодренажных скважин не всегда присутствовал представитель прогноза выбросоопасности. Специалисты в предварительном заключении и вовсе отмечали нехватку таких мастеров. Однако согласно выводам свидетеля Е.Ю, которые он сделал, изучив утвержденную инструкцию, мастера службы прогноза были не обязаны присутствовать на территории шахты.

 

Прокурор спросил, знал ли Е. Ю. о местонахождении датчиков. На этот вопрос свидетель ответить не смог и заявил, что расстановку необходимо изучать подробнее. Гособвинитель напомнил о ранних показаниях Е.Ю, в которых он утверждал, что расстановка датчиков контроля концентрации метана не соответствовала схеме. Свидетель ответил, что не видел их в момент посещения, а датчики были обнаружены только в ходе раскопок. 

 

Также во время процесса прозвучало заключение представителя госкомиссии Андрея Лукина, который говорил, что присутствие горного мастера не смогло бы остановить внезапный выброс, но могло бы его предотвратить. Адвокаты при этом выстраивали свою защиту, опираясь только на первой части этого тезиса. 

  

Эксперт Андрей Лукин
Эксперт Андрей Лукин. Фото Orda.kz

Во время своей речи свидетель Е. Ю также заявил, что ни в нормативно–технической документации, ни в регламенте нет запрета на бурение двумя станками одновременно. Прокурор настаивал на том, что комплексом мер УПР двумя станками работать одновременно запрещается. Спор между адвокатом подсудимых и свидетелем о возможности или невозможности одновременного ведения работ закончился фразой последнего: "У эксперта свое мнение, а у меня – свое". 

 

На вопрос адвоката защиты Ненаховой о том, нашла ли версия госкомиссии о взрыве из за трения свое подтверждение свидетель Е.Ю. ответил отрицательно. И сослался на " эксперимент", который ранее присутсвующий эксперт Лукин назвал незаконным, недостоверным и проведенным заинтересованными лицами из УД.

 

О чем вновь напомнил судья Исламхан Есенбаев. "По сути, да. Согласен, что не были созданы максимально приближенные условия – это сложно", – легко согласился свидетель Е.Ю. 

 

Свидетель заявил о давлении со стороны следствия

 

Далее суд заслушал начальника смены - свидетеля С. Ш. Он не смог ответить на вопрос, почему работы производилась сразу двумя станками и подтвердил, что при бурении горный мастер отсутствовал. Однако, по его словам, он и не был обязан. Прокурор зачитал показания этого же свидетеля от 27 июля 2022 года, где он заявлял прямо противоположное. Тогда свидетель С.Ш. заявил, что находился в тот момент  стрессовой ситуации и от своих старых показаний отказался. "Честно говоря, было давление со стороны следователя", - заключил он.

 

Прокурор настаивал на ответе на вопрос: "В  каких случаях геолог и горный мастер должны присутствовать при работах?"

 

"Должны присутствовать при бурении тупиковых выработок и  особо опасных работах, но породный бремсберг к таковым не относился. Это стихия! Непросчитываемая ситуация. После трагического случая пришло положение об обязательном присутствии горного геолога и мастера. В моем понимании, все, что возможно, шахта сделала", - подчеркнул С.Ш. 

 

Далее еще не раз С.Ш напоминал о давлении со стороны следователя: "Он говорил: "Погибли люди - кто-то должен сесть". Руки следователь мне не ломал, но моральное давление оказывал". 

 

Судья потребовал пригласить на следующее заседание следователя, адвоката и свидетеля С.Ш. для проведения очной ставки.

 

Ходатайство об аресте подсудимых

 

На судебном заседании были заслушаны еще два свидетеля, которые признали, что фактически горных мастеров было в два раза меньше, чем нужно для осуществления контроля. 

Представитель пострадавших Канат Нахимбеков выступил с коллективным ходатайством. Он попросил заключить под стражу всех четырех подсудимых по уголовному делу, либо временно отстранить их от должностей. Сторона потерпевших считает, что подсудимые вмешиваются и воздействуют на свидетелей для получения угодных им сведений. Так, один из свидетелей продолжает трудится под непосредственным руководством подсудимого П.Л. Прокуроры поддержали коллективное ходатайство потерпевших, однако судья все же решил оставить ходатайство открытым.

 

Канат Нахимбеков
Канат Нахимбеков. Фото Orda.kz

 

Еще один свидетель - С.Б., руководитель отдела государственного надзора  в  угольной промышленности Департамента комитета промышленной безопасности МЧС по Карагандинской области, а также член госкомиссии по расследованию ЧП на шахте Ленина также не дал конкретного ответа о местонахождении датчиков и их исправности. Также он назвал действия во время аварии одного из подсудимых, работавшего диспетчером, грамотными. Якобы именно благодаря диспетчеру, удалось избежать большего количества жертв: "Он сразу принял телефонный звонок,  быстро раздал команды на выход, ввел план ликвидации аварии и отправил  людей на спасение пострадавших".

 

Свидетель
Свидетель С.Б. Фото: Orda.kz

 

Свидетель также заявил об отсутствии специалистов. Все специалисты предоставлялись "АрселорМиттал Темиртау". 

 

Подсудимый П.Л. подтвердил, что каждый месяц он подавал в угольный департамент компании заявки, сообщая о том, сколько людей необходимо, однако ни одна не была удовлетворена. На что свидетель С.Б. сказал: «У нас как всегда: кто наверху - тот король», и отметил, что подсудимый П.Л. должен был прекратить работу при невыполнении требований по поиску дополнительных специалистов. Он пожаловался на тотальный дефицит профессиональных кадров: работники принимаются из совершенно разных сфер, далеких от горного дела, а дипломированные специалисты  не обладают должными компетенциями. «Работать невозможно. В Казахстане сегодня  практически не осталось специалистов в горном деле», — резюмировал С.Б. 

 

Участники процесса ждут показаний директора шахты им.Ленина.  

Обратите внимание