В Караганде семье участкового, погибшего на работе, отказали в компенсации, посчитав, что он умер «не при исполнении»

Фото: Оrda.kz

Погибшему Улану Имашеву было всего 32 года. У него остались мать, жена и две дочки семи и пяти лет. Старшая после смерти отца замкнулась. Младшая до сих пор не понимает, что случилось, всё ещё ждет папу с работы. 

 

В Караганде семье участкового, погибшего на работе, отказали в компенсации, посчитав, что он умер «не при исполнении»

«Вы знаете, это нечестно. Мой муж находился на работе чуть ли не сутками. Все праздники, выходные. Могли в субботу позвонить и вызвать, потому что нехватка сотрудников. Он дома практически не ночевал, приходил в два-три часа ночи. Работал с несовершеннолетними и родители могли ему в любое время суток позвонить. Трудные подростки часто из дома убегают или просто теряются. Он мог всю ночь их искать. Девять лет в таком режиме. У нас нет ни одного фото, где мы всей семьей Новый год встречаем или просто где-то гуляем», — рассказывает вдова полицейского Армангуль Адыкалыкова.

 

Она вспоминает, что сначала возмущалась: почему муж не отдыхает, как нормальные люди? Потом смирилась. Лишь бы возвращался домой живым и здоровым! 

 

«У нас был не папа, а сотрудник полиции. Человек добросовестно выполнял свои обязанности, на своей же работе погиб. Это всё из-за перенапряжения. И несправедливо сейчас говорить, что он не при исполнении умер. Он умер именно там — в пункте полиции, во время рабочего дня, в форме».


Собственного жилья у семьи нет. Армангуль работает на двух работах, но не справляется с оплатой за аренду квартиры и нескольких кредитов.

 

«Мне тяжело. Работаю сутками. Дети — у моей мамы. Квартиру снимаем. Когда муж был жив, ему и в 2022 и в 2023 годах на работе обещали, что будут оплачивать квартирные, но ни разу этого не сделали. Мы вдвоем работали, сами обеспечивали себя. Сейчас у меня пособие всего 60 тысяч. Аренда и большие кредиты. Мы же не знали, что я останусь одна с двумя детьми», — говорит Армангуль.


В Караганде семье участкового, погибшего на работе, отказали в компенсации, посчитав, что он умер «не при исполнении»

 

В Караганде семье участкового, погибшего на работе, отказали в компенсации, посчитав, что он умер «не при исполнении»

 

Сестра погибшего полицейского Молдир Усенова рассказывает, что по мере возможности она и мама стараются помогать невестке, но это не всегда получается: 

 

«Мы с братом сами росли без отца. Наш папа служил в Афганистане и умер, когда Улану был годик. Теперь и его дети остались сиротами. Это несправедливо. Но больше всего возмущает, что в полиции спустя два месяца сказали, что компенсация семье брата не положена. Он честно трудился и погиб на рабочем месте».


В департаменте полиции после смерти участкового провели служебное расследование. Родственников с ним ознакомили только после того, как они письменно обратились с этим требованием. 

 

В заключении сказано, что 19 февраля Имашев должен был дежурить в районе областного акимата, но в 11 утра пожаловался на плохое самочувствие и остался в участковом пункте. Все остальные сотрудники уехали. В 14:30 его нашли мёртвым в уборной. Причина смерти — «острый повторный трансмуральный инфаркт миокарда задне-боковой стенки левого желудочка в стадии некроза, который осложнился острой сердечной недостаточностью». 


Заместитель начальника департамента Карагандинской области Даурен Ибраев ответил матери Улана Имашева: 

 

«Инспекцией по личному составу по факту смерти вашего сына Улана Имашева проведено служебное расследование, по результатам которого его смерть признана в период прохождения службы в ОВД РК, но не при исполнении служебных обязанностей. В связи с этим выплата единовременной компенсации в размере 60-месячного денежного содержания не предусмотрена».


Как следует из заключения, такой диагноз, как «инфаркт миокарда», отсутствует в перечне профессиональных заболеваний согласно приказу Минздрава от 21.12.2020 года «Об утверждении правил экспертизы установления связи профессионального заболевания с выполнением трудовых (служебных) обязанностей». В соответствии с пунктами 4 и 3 ст. 186 Трудового кодекса РК не подлежат учету как несчастные случаи, связанные с трудовой деятельностью.

 

В Караганде семье участкового, погибшего на работе, отказали в компенсации, посчитав, что он умер «не при исполнении»

 

В Караганде семье участкового, погибшего на работе, отказали в компенсации, посчитав, что он умер «не при исполнении»

 

В Караганде семье участкового, погибшего на работе, отказали в компенсации, посчитав, что он умер «не при исполнении»

 

В семье погибшего участкового задаются вопросом, почему следователи применили статью 186 Трудового кодекса? Она регулирует только получение повреждений здоровья работниками, не приведших к их смерти и полученных в результате совершения работником самостоятельных действий, не связанных с исполнением должностных обязанностей. 

 

"Почему не применили п. 3 ст. 66 Закона РК «О правоохранительной службе»? Там значится: «В случае гибели (смерти) сотрудника при исполнении служебных обязанностей либо в течение года после увольнения со службы вследствие заболевания, увечья (травмы, ранения, контузии), полученных при исполнении обязательных для исполнения служебных обязанностей, иждивенцам или наследникам выплачивается единовременная компенсация в размере 60-месячного денежного содержания по последней занимаемой должности», — возмущаются родственники погибшего.


То, что Имашев находился в полицейском пункте в рабочее время и был в форме, подтвердили коллеги и записи с камеры видеонаблюдения. Тем не менее районный суд встал на сторону департамента полиции и отказал семье участкового в компенсации. Сейчас родственники Имашева пытаются обжаловать это решение в областном суде. 

Обратите внимание