Казахстана
Информационный портал

Вход в систему

Что нового?
Добавить компанию

«Он стал инвалидом»

11 августа 2010 - 05:49
Автор: 
Айсулу Исаинова
Источник: 

- Она уже была беременна вторым ребенком, когда Диасик заболел. Сейчас она ни за что бы не родила – столько намучилась со старшим сыном. С полутора лет с ним по больницам ездит. Мы, конечно, всей родней помогали и будем помогать – ведь с такой бедой одним не справиться, – откровенничает родственница Марал, глядя, как невестка ведет за руку хромого ребенка. Рядом с ними вприпрыжку бежит четырехлетний малыш.

МУЧЕНИЯ ПО БОЛЬНИЦАМ
Молодая мама заметила, что Диас начал прихрамывать, когда ему было полтора года. В поликлинике по месту жительства хирург назначил ребенку физиолечение и направил на консультацию в областной центр травматологии и ортопедии имени профессора Х.Ж. Макажанова. По словам матери, врачи успокоили ее, что серьезных отклонений у малыша нет. Однако вскоре он начал плакать от боли, наступая на левую ножку. Обследование показало, что у мальчика – перелом шейки бедра. Через год врачи поставили ему диагноз «двухстороння болезнь Пертеса». Диас прошел несколько курсов лечения и дважды перенес операции, но улучшения не было. Наоборот, в мае 2008 года родители принесли ребенка в «Макажановку» на руках – он уже не мог самостоятельно ходить. Под общим наркозом врачи наложили ему гипсовую повязку, пытаясь выпрямить ножку. Через несколько дней после выписки Диасу стало еще хуже, он попал в гнойное отделение областной детской клинической больницы, а оттуда – в туберкулезный диспансер. Там и выяснилось, что мальчик страдает…костным туберкулезом.
- У него были такие боли, что он кричал, не переставая. К нам из другого подъезда приходили соседи, спрашивали, что происходит, – на судебном заседании у Марал Сатаевой от воспоминаний дрожит голос. – После двух курсов лечения врачи все еще сомневались, ставили большой вопросительный знак под диагнозом. Почему они сразу исключили другие заболевания, связанные с костью? Мы получали консультации и лечение в вашей клинике. Там работают не вчерашние студенты, а опытные профессора. Почему ни один врач не засомневался в диагнозе? За два года у нас накопилось двадцать рентгеновских снимков. Фтизиатр, только посмотрев на первый снимок, ужаснулся: «Что вы делаете? Ребенок же инвалидом останется».

ШАНС ЕСТЬ?
Понадобились долгие месяцы, чтобы побороть туберкулез. Фтизиатр предупредил, что многострадальную ножку нельзя оперировать еще как минимум год, чтобы не занести в кость инфекцию. Врачи клиники имени Макажанова оправдываются, мол, на начальной стадии симптомы болезни Пертеса и костного туберкулеза очень схожи. Поэтому маленького пациента дважды направляли в Астану, где он проходил компьютерную томографию. И дважды последнее слово техники подтверждало поставленный ими диагноз.
- Сейчас томография является самым современным методом диагностики. Она показала болезнь Пертеса, – разводит руками заведующий отделением детской ортопедии Серик Байжумартов.
- Но там же тоже не боги сидят. Они тоже люди и могут ошибаться. Для вас это конечная инстанция? – вопрошала истица. – Вы же врачи, у вас должно быть свое мнение.
- Но тогда общее состояние было удовлетворительное, анализы крови в норме…
- У ребенка был сильный иммунитет, он сам боролся с инфекцией. А вы ничего не делали, чтобы помочь ему. Вместо этого вы ему физиолечение назначили, а при туберкулезе оно категорически запрещено.
- Ухудшения же не было…
- Как не было, если ребенок вообще перестал ходить, – задохнулась от возмущения мать. – У него кость полностью распалась, нога вообще перестала расти – это вы не считаете ухудшением?! Я покупаю обувь, я же вижу, что она не растет. Вы дадите гарантию, что нога будет расти?
- Я вас понимаю, – Серик Аскарович начал долго и подробно объяснять, за счет чего растет кость, и если назначить правильное лечение, то у ребенка есть шанс.

ДУШЕВНЫЕ МУКИ ДОКТОРА
Комиссия Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности признала, что «…имели место дефекты лечебно-диагностического процесса, приведшие к несвоевременному выявлению и направлению с туберкулезным процессом в специализированный стационар, оставлены без внимания наличие виража Манту на протяжении двух лет и контакт с родственником, больным туберкулезом». Медиков привлекли к дисциплинарной ответственности. На суде Серик Байжумартов, как и его коллеги, вину не признает. Но утверждает, что за ребенка искренне переживает – ведь подобное случилось с ним впервые за многие годы практики.
- Я знаю этого ребенка с 2007 года. Мы проводили лечение, и оно было эффективным. Движения были умеренно ограниченными, болей в суставе не было. Мы консультировались у ведущих ортопедов республики. Все тяжелые случаи мы направляем в Астану, где уточняем диагноз. Там в Центре материнства и детства в марте 2008 года ему сделали операцию. После этого началось резкое ухудшение, – рассказал после судебного заседания журналистам врач.
- По вашему мнению, врачебная ошибка, пусть не ваша, все-таки была?
- Мне кажется, туберкулез присоединился в 2008 году. Операция спровоцировала процесс. Это результат ошибки столичных врачей. До операции состояние ребенка было удовлетворительное. Мне просто жалко мальчика. Я все-таки детский врач… У меня сейчас полное отделение детей, приходится делать множество операций, и с таким грузом на сердце тяжело работать. Но я уверен, что мы поставили правильный диагноз и лечение проводили правильно.

ЭХО СЕРБСКОЙ БЦЖ
Между тем мама пострадавшего ребенка уверена, что изначально все-таки ошибались карагандинские медики. Все дело в том, что Диас появился на свет после скандала с сербской вакциной БЦЖ. Напомним, несколько лет назад в Казахстане из-за некачественной вакцины пострадали сотни младенцев, суды были буквально завалены исками против Минздрава. После этого новорожденным на некоторое время перестали делать прививки БЦЖ. Диас как раз попал в эту волну. А потом, по словам его мамы, по различным причинам ему давали медотвод.
- Врач говорит, что туберкулез могли занести во время операции…
- Если бы его занесли, то когда его обнаружили, он был бы в начальной стадии, и можно было бы вылечить болезнь без операции. Эта инфекция у него уже жила…
По словам Марал, левая нога у сына вообще перестала расти. Родители заказывают для него ортопедическую обувь. Одна пара стоит около восьми тысяч тенге. Только за это лето Диас сносил три пары башмаков. Еще весной больная ножка была короче здоровой на три сантиметра, а сейчас разница между ними составляет уже четыре сантиметра. Из-за хромоты у мальчика искривился позвоночник. Во время ходьбы Диас быстро устает, начинает жаловаться на боли в пояснице и просится на ручки.

Заведующий отделением клиники имени Макажанова, врач Байжумартов, несмотря на суд с родителями Диаса, готов помочь своему маленькому пациенту исправить увечье. Надо только дождаться, когда костный фтизиатр даст добро на очередную операцию.

Фотографии: 
«Он стал инвалидом»
«Он стал инвалидом»
«Он стал инвалидом»
«Он стал инвалидом»


Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу. Если у вас есть аккаунт в Gravatar, то этот e-mail будет использован для отображения вашего аватара.