Казахстана
Информационный портал

Вход в систему

Что нового?
Добавить компанию

Шаманский труд

14 июля 2010 - 05:28
Автор: 
Анастасия Машнина
Источник: 

Мерген – мастер горлового пения, которое традиционно применяют алтайские колдуны-знахари во время своих камланий. Они вбирают в себя столько воздуха, сколько могут вместить легкие, и начинают извлекать из глубины низкие хрипы, переливы и посвисты. Как полагают эзотерики, вибрации, которые при этом получаются, резонируют с миром духов. Считается, что так шаман входит в контакт с потусторонним.

Мергену же от духов ничего не нужно. Силой своего голоса молодой человек всего лишь развлекает зрителей. А измененные ментальные состояния, которые при этом иногда случаются, относит к побочным эффектам. Впрочем, в Караганде все, кто слушал его песни, оставались в твердой памяти. Мерген объясняет такую стабильность сжатым графиком выступлений. Он был на сцене не больше 15 минут, а для погружения в транс требуется минимум 40-минутное пение.

НАЦИОНАЛЬНАЯ МАРКА
- Я недавно вернулся из Франции. Не могу объяснить почему, но людей наше национальное пение как-то завораживает, держит. За границей нас очень хорошо принимают, – улыбается алтаец. – Особенно в Штатах – там нас встречают стоя. Американцы очень искушены в самых разных направлениях. Они уже все знают, им многое приелось. Но совсем другое дело – трансовые вещи. Когда я, исполняя от души, начинаю раскачиваться, люди закрывают глаза и уходят вместе со мной. Я передаю им то, что происходит в моем внутреннем мире…
Мерген – один из тех, кто несет культовую музыку из своего далекого горного района в Европу и Америку. Он много гастролирует – один и вместе со своей этно-рок-группой «Теленгит». Артисту всего 22 года, а у него уже есть свои ученики в Москве.
Уникальная техника пения с необычной артикуляцией в глотке и гортани – это то, что коренные народы Саяно-Алтайского региона выдают сегодня на экспорт. Горловое пение с каждым днем становится все более модным увлечением. Для европейцев это сегодня нечто сродни йоги или фэн-шуй. На Западе с удовольствием слушают алтайский фольклор и берут у мастеров уроки. На растущий спрос появляется и соответствующее предложение. Если в советские времена горловым пением занимались считанные единицы, то сегодня оно становится массовым.

ТАБУ ДЛЯ ЖЕНЩИН
В Москве и в европейских столицах проводится множество тренингов по горловому пению, которое организаторы называют не иначе как «одной из самых совершенных целительских практик». Утверждается, что «звуколечение» полезно всем. Поскольку «издаваемые вибрации можно направить на любой орган и активизировать там энергию», а заодно очистить легкие и избавиться от гнусавости.
Однако современные ученые не разделяют энтузиазма по поводу этой новой панацеи. И советуют поостеречься. Недаром Монголия приравняла своих горловиков к шахтерам, разрешив им досрочный выход на пенсию. Того же сейчас добиваются и вокалисты Республики Тува. Международный научный центр «Хоомей» доказывает правительству, что тувинская техника обертона, отличающаяся интенсивной вибрацией органов дыхания, разрушающе воздействует на мозг, легкие, гортань и сердечно-сосудистую систему певца.
Проведенные в Америке и в России исследования это подтверждают, отмечая, что подобные горловые нагрузки категорически противопоказаны, к примеру, беременным и нерожавшим женщинам или тем, кто страдает психическими расстройствами.
Традиционно к горловому пению относились как к сакральному акту, к которому, естественно, допускались лишь избранные. Считалось, что шаман во время своих ритуальных исполнений жертвует собой. И никого не удивляло, что со временем у него ухудшался слух и пропадало зрение.

КОЛДУН ПО СОСЕДСТВУ
Мерген говорит, что никогда не собирался связывать жизнь с музыкой, а тем более с шаманизмом. Все его родственники – профессиональные спортсмены. Он также с детства занимается боевым самбо и греко-римской борьбой. И до сих пор не бросает спорт. Бывает, что утром выступает с двухструнным топшуром в руках, а вечером надевает борцовки и выходит на ринг.
Вспоминает, что однажды на соревнованиях сломал ключицу. Врачи несколько раз накладывали гипс, однако кость вставала неправильно, и плечо опухало. Тогда за лечение взялся сосед: подержал, погладил плечо, пошептал над ним несколько дней – от перелома не осталось и следа.
Другой необъяснимый случай связан с его братом. Когда он собирался во Францию на соревнования по боям без правил, Мерген отговаривал ехать. Говорит, просто почувствовал «что-то не то». И не ошибся: когда брат дрался с действующим чемпионом мира, своим другом, то не рассчитал удар. Француза отвезли в больницу, где он через три дня скончался.
- Хотите сказать, что в вас все-таки есть нечто вроде шаманского дара?
- Я музыкой занимаюсь, а не шаманизмом. И такие вещи близко к себе не подпускаю. Если у тебя есть дар, его надо либо развивать, либо вообще закрыть. А если не до конца откроешь, будешь болеть и даже можешь сойти с ума. Некоторые шаманы спиваются, чтобы заглушить боль. Представляете, у человека внутри живут еще десять таких, как он, они рвутся вверх, а их не пускают! Я же вообще никогда даже не думал о том, чтобы заняться горловым пением. Просто мне нравится все этническое. А вот сосед у меня действительно настоящий шаман. Сколько себя помню, он всегда пел. Я его часто передразнивал. А он мне говорил: «Не смейся, ты скоро сам запоешь!». Я отмахивался: «Да ладно, вы что! Никогда такого не будет» – «А ты не говори так». Потом я побывал на международном этническом конкурсе. Из Тувы, Монголии, Японии приехали артисты. Как их послушал, меня внутри как будто схватило что-то. Я начал заниматься.

ВЕТЕР НАД КУРГАНОМ
Вскоре Мерген сам принял участие в международном «Курултае сказителей». Причем известная алтайская поэтесса Карлагаш Ельдепова специально для него написала сказание «Духи курганов», посвященное знаменитой принцессе Укока – шаманке, жившей в пятом тысячелетии до нашей эры.
- Там такие теплые, хорошие слова, – продолжает артист. – О том, как духи курганов выходят на свет и сражаются с врагами. Мне надо было их выучить, но я не смог. Зато я понял смысл. Когда вышел на сцену, мне дали всего 30 минут на выступление. А я просто ушел от себя. Не то чтобы в транс впал, просто ушел в свой мир. И рассказывал совсем не то, что сочинила поэтесса. Ко мне сами собой приходили другие слова. Пока меня не разбудили, в спину не ударили, я не просыпался. Потом смотрю: уже три часа прошло. А я даже не заметил. Нет, я не спал. Я неправильно выразился. Я жил другим миром. Наше народное горловое пение просто так не объяснишь. Потом мне рассказывали, что когда я пел «Духи курганов», облако на небе потемнело, а надо мной летали три орла и постоянно дул ветер. А уже после конкурса, когда все разъехались, местные жители стали жаловаться, что на том месте неспокойно стало. По ночам будто лошади кричат и кто-то воюет. Потом пришел шаман и сказал: мол, тот маленький мальчик, который начал сказание, вернется сюда, когда ему исполнится 40 лет, и успокоит духов.
- Зачем же вы их разбудили?
- Не знаю. Вообще, поэтесса так трогательно все написала, что даже иностранцы, когда читают перевод, плачут. Принцесса Укока – это достояние нашей республики. Не знаю, почему именно мне выпала честь рассказать про нее. Ведь у нас есть более серьезные кайчисты, настоящие шаманы. А мне тогда было всего 16 лет. Я же был еще ребенком. И тут такая ответственность. Я подумал: е-мое, надо немного поднять нос вверх. И спел то, что само ко мне пришло. Поэтесса только рада была, что я смог ее прочувствовать. Я рассказал не так, как она думала, а так, как она на самом деле хотела написать.
- Вас, случайно, духи не беспокоят?
- Ну, как сказать? Орел и волк – это мои родовые животные. С ними во сне ко мне приходит мой дед. Он поет песню, я ее запоминаю, а утром просыпаюсь и записываю…

А потом Мерген отправляется на фестиваль и поет. В Караганде перед выходом на парковую сцену алтайский артист надел поверх потертых джинсов богатый концертный костюм – сшитый из золотой парчи халат со стилизованной фигурой волка на груди. Затем, уединившись в пустом концертном автобусе, закрыл глаза и на несколько минут погрузился в медитацию. А потом вышел к народу и зычно пропел о том, как несутся лошади, а всадники кричат: «Друзья, ждите нас и не оставляйте в беде. Через горы, через поля мы будем скакать с вами. Мы рождены для того, чтобы защитить от врагов нашу родину Алтай».

Кстати
АНАТОМИЯ ГОРЛОВОГО ПЕНИЯРассказывают, американцы и европейцы, чтобы раскрыть секрет горлового пения, даже пытались вставить в рот артиста миниатюрные видеокамеры. После чего пришли к выводу, что горловики умеют расщеплять звук.
Как именно они это делают, не совсем понятно. Одни считают, что во время пения артист как бы пережимает горло, отчего у него появляется «ложная связка», которая и дает второй звук одновременно с основным тоном. Другие склоняются к мнению, что певец издает звуки, которые резонируют одновременно и в носовой, и в ротовой полости.
При этом интересно, что некоторые особо одаренные певцы способны извлекать сразу три звука.
Свое сказание горловик озвучивает очень искусно: изображает лязг сабель и свист ветра, шипение змеи, рычание медведя и крики птиц.



Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу. Если у вас есть аккаунт в Gravatar, то этот e-mail будет использован для отображения вашего аватара.