Казахстана
Информационный портал

Вход в систему

Что нового?
Добавить компанию

Торговля без границ

7 июля 2010 - 05:46
Автор: 
Валерия Босенок
Источник: 

Международная организация по миграции существует с 1951 года. С конца 90-х миссия МОМ стала работать и в Казахстане – помогать жертвам торговли людьми. Возвращать их на родину, предоставлять юридическую и психологическую помощь. Сейчас сотрудники международной организации не только помогают, но и обучают – проводят семинары для работников правоохранительных органов. О том, как противодействовать торговле людьми, в нашей стране уже рассказали следователям, дознавателям, участковым. Подошла очередь судей. Главное, считает руководитель гендерного информационно-аналитического центра Наталья Усачева, – научить служителей Фемиды безошибочно определять жертву и преступника. Чтобы ни один случай торговли людьми не оставался безнаказанным. «С работорговцами нужно бороться. Казахстан и так сейчас определяется специалистами как поставщик, потребитель и страна транзита живого товара».

ОРУЖИЕ, НАРКОТИКИ, РАБЫ
Начальник учебного центра подготовки специалистов по борьбе с нелегальной миграцией и торговлей людьми КЮИ МВД РК им. Бейсенова Жангали Кенбаев говорит, что жертвами работорговцев чаще всего становятся жители стран СНГ. Лидируют в этом списке Украина, Беларусь, Россия. Вывозят людей в основном в Турцию и Объединенные Арабские Эмираты. В нашей стране в группе риска чаще всего оказываются жители Узбекистана и Кыргызстана.
- Я бы поставил работорговцев на одну ступень с наркодельцами и террористами, – говорит Жангали. – Торговля людьми несет такую же угрозу. Было бы лучше, если бы к работорговцам не применялись условное наказание и статья о примирении сторон.
Максимальное наказание, которое предусматривает наше законодательство за торговлю людьми – 15 лет лишения свободы. Но этот срок можно увеличить. К примеру, если преступник делает для жертвы поддельные документы, отбирает мобильный телефон или происходит заражение венерическим заболеванием – все это включается в дело.
О тонкостях работы с работорговцами и их жертвами Жангали узнал в Минске. Эксперты из Турции, Швейцарии, Норвегии рассказывали специалистам из СНГ, как лучше говорить с людьми, побывавшими в рабстве. Ведь они зачастую неохотно идут на контакт. Как вызвать у жертвы желание привлечь преступника к ответственности и отбить распространенное «просто забыть о происшедшем»?
Например, когда идет допрос, в комнате не должно быть никого из посторонних. Жертве тяжело вспоминать и рассказывать даже одному человеку. Нельзя, чтобы звонил мобильный, – отвлекает. Нужно давать время для отдыха и, самое главное, гарантии защиты. Многие жертвы торговли боятся называть имена преступников, потому что боятся быть украденными вновь.
Там же казахстанских специалистов знакомили с законодательным опытом других стран. Жангали говорит, нам есть что добавить в отечественные законы. К примеру, в законодательстве Молдавии прописано, что «жертвы торговли людьми освобождаются от наказания за совершение преступления, связанного с их процессуальным статусом». То есть, если женщина убьет сутенера, который ее эксплуатировал, то будет полностью оправдана. Не говоря уже о таком пустяке, как кража телефона или автомобиля, чтобы сообщить о себе и добраться до дома. Наказание же для работорговцев в Молдавии серьезное – лишение свободы на срок от 15 до 25 лет.
- Вот в Швеции, к примеру, – рассказывает Жангали, – идут девушки по улице. Если рядом с ними начинают медленно ехать машины, мужчины начинают засматриваться, то их сразу тормозят полицейские. Предупреждают: у нас проституции нет. И озвучивают сроки наказания за пользование секс-услугами – до шести месяцев лишения свободы. А в Афганистане если на девушке паранджа, то ее не имеют права трогать даже на границе. Мужчин проверяют, женщин нет. Вот так и провозят туда рабынь. В США же за каждую жертву преступнику дают до 20 лет лишения свободы. Продал десять человек – получил 200 лет. В Китае все жестко – наказание за торговлю людьми и наркотиками вплоть до расстрела. При этом использованный патрон оплачивают родственники осужденного.

ЭКСПЛУАТАЦИЯ В ЗАКОНЕ
- А как вы думаете, – спросила у собравшихся на семинаре судей и прокуроров Алия Аликова, – почему нет заявлений от граждан Узбекистана, Кыргызстана? Мы же знаем, что многих из них эксплуатируют в нашей стране.
Судьи дружно ответили, что раз заявлений нет, то значит, всех все утраивает.
- В моей практике случаев, чтобы мигранты сами приходили за помощью, не было, – говорит председатель Балхашского областного суда Марат Кокушев. – Может, довольны работой, может, опасаются сотрудников правоохранительных органов. Документов-то нет. Вот они и боятся, что за обращением к власти последует только одно – депортация.
Марат Еркенович признался, что как юрист понимает: вопрос это сложный. Бывает не просто определить, находится человек в эксплуатации или работает:
- Заработная плата обычно у таких граждан около 30 тысяч тенге. Прожиточный минимум у нас в стране – в районе 14 тысяч. Как здесь жаловаться на работодателя? Где состав преступления? Поэтому нам нужен механизм, в котором бы учитывались пособия по безработице, надбавки, еще какие-то суммы. Чтобы мы могли четко говорить: да, здесь трудового эмигранта эксплуатируют.
Представители МОМ записали рекомендации судей и прокуроров. Говорят, такие предложения без внимания не остаются. И предложили обсудить еще один вопрос: стоит ли узаконить проституцию?
- Легализовывать проституцию ни в коем случае нельзя, – считает Жангали Кенбаев. – В нашем обществе это никогда не приживется. И узаконенная форма будет подпитывать незаконную проституцию. С уверенностью могу сказать, что, придя с проверкой в легализованный притон (который, не дай бог, у нас появится), мы будем находить нарушения. Выведут нам десять девушек, покажут трудовые договоры и медицинские заключения, хорошие условия для отдыха, отличное питание. А заглянем мы в подвальные помещения и найдем все тех же жертв торговли людьми, которые будут содержаться в скотских условиях. В Норвегии официально разрешена проституция. И что? Только за прошлый год заведено 70 уголовных дел по торговле людьми. В Германии тоже разрешена – 1200 дел в прошлом году.
- Нужно же пытаться контролировать ситуацию, – возразил судья Карагандинского областного суда Аскар Турыспаев. – Нельзя просто запретить и делать вид, что у нас этого нет. Это не решение проблемы. Мы же знаем, что это есть: в гостиницах, банях, везде. Зачем закрывать глаза? Если легализовать, то за состоянием здоровья женщин хотя бы будут присматривать врачи. Как за границей. Женщины будут получать заработную плату. Организации – платить налоги. Хоть какой-то контроль. А то сейчас все же скрыто: и деятельность, и доходы. Когда они будут на виду, правоохранительным органам легче будет их контролировать.
- Или можно наказывать клиента, – предложила Алия Аликова, – как в Швеции. Воспользовался услугами коммерческого секса – сообщение в семью, на работу. Там общество очень негативно относится к таким вольным поступкам. А общественное мнение – сильный сдерживающий фактор. Нам тоже нужно менять отношение к проституции и рабскому труду. Если общество будет порицать эксплуатацию людей, то со временем на нее упадет спрос. Нет спроса – нет предложений.



Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу. Если у вас есть аккаунт в Gravatar, то этот e-mail будет использован для отображения вашего аватара.